optimum medicamentum quies est
Слишком долго, слишком много, слишком тщательно коплю в себе то, что многие попросту выплескивают по поводу и без.
Стараешься делать людям только приятное, стараешься быть уютным и спокойным, не повышать голос, не грубить. Не получается.
Эта кислота, которая, кажется порой, бежит по венам вместо крови, выливается словами, случайными фразами, жестами, поступками.
Одно слово может выбить из равновесия, но делаешь вдох, оцениваешь, заставляешь себя успокоиться.
У тебя превосходно получается принудить меня вылить весь густой мазут накопленной агрессии. Каждый раз я чувствую себя виноватым. Каждый чертов раз.
Я становлюсь жестким, строгим и неприятным для самого себя. Трясет от злости, начинаю срываться на крик. Сжимаю кулаки до судорог, сердце бьется бешено, все системы организма отключаются. Смотрю в твои глаза, не отрываясь, начинаю говорить спокойно, расставляя жесткие рамки, за нарушение пределов которых последует немедленная реакция. И ты знаешь, что я не шучу.
Ты слушаешь, почти не возражаешь моим словам. И на долю секунды, я вижу себя в твоих глазах, я вижу как ты напуган, мне становится стыдно и противно. Но нельзя подать вид. Нельзя, чтобы ты даже на мгновенье уловил сомненье в моих словах, или же хоть какую-нибудь заминку.
После обрушения эмоций, становится пусто. Я стараюсь сразу же уйти, чтобы ты не видел, как я ненавижу себя за то, что накричал на тебя, за то, что запретил сделать что-то, за то, что был строг с тобой. Но знаю, что это было нужно, знаю, что нельзя было поступить иначе.
Становится пусто. Словно меня покинуло все, что я с такой бережностью собирал и расставлял по полочкам в алфавитном порядке.
Спустя несколько минут ты зайдешь и попросишь прощения за то, что сделал. Ты понимаешь, что я прав, я понимаю, что можно было обойтись без крика и излишней строгости.
Мы договариваемся. Но все равно, сейчас приказы отдаю я, и мы оба это чувствуем.

Сегодня до утра у меня есть индульгенция.
Прости меня, брат.

@музыка: まらしぃ – もう寝息しか聞こえない

@темы: пустое